图书馆 图书馆
搜索

Kurdipedia是世界上最大的为库尔德信息来源!


Search Options





高级搜索      键盘


搜索
高级搜索
图书馆
库尔德人的名字
大事年表
来源
历史
用户集合
活动
搜索帮助吗?
出版
Video
分类
随机项目!
发送
发送文章
发送图片
Survey
你的反馈
联系
我们需要什么样的信息!
标准的属性
条款使用
项目质量
工具
大约
Kurdipedia Archivists
关于我们的文章!
添加到您的网站Kurdipedia
添加/删除电子邮件
访客统计
商品统计
字体转换器
日历转换器
语言和方言的页面
键盘
方便的链接
Kurdipedia extension for Google Chrome
Cookies
语言
کوردیی ناوەڕاست
کرمانجی - کوردیی سەروو
Kurmancî - Kurdîy Serû
هەورامی
Zazakî
English
Française
Deutsch
عربي
فارسی
Türkçe
Nederlands
Svenska
Español
Italiano
עברית
Pусский
Norsk
日本人
中国的
Հայերեն
Ελληνική
لەکی
我的帐户
登录
会员!
忘记密码!
搜索 发送 工具 语言 我的帐户
高级搜索
图书馆
库尔德人的名字
大事年表
来源
历史
用户集合
活动
搜索帮助吗?
出版
Video
分类
随机项目!
发送文章
发送图片
Survey
你的反馈
联系
我们需要什么样的信息!
标准的属性
条款使用
项目质量
大约
Kurdipedia Archivists
关于我们的文章!
添加到您的网站Kurdipedia
添加/删除电子邮件
访客统计
商品统计
字体转换器
日历转换器
语言和方言的页面
键盘
方便的链接
Kurdipedia extension for Google Chrome
Cookies
کوردیی ناوەڕاست
کرمانجی - کوردیی سەروو
Kurmancî - Kurdîy Serû
هەورامی
Zazakî
English
Française
Deutsch
عربي
فارسی
Türkçe
Nederlands
Svenska
Español
Italiano
עברית
Pусский
Norsk
日本人
中国的
Հայերեն
Ελληνική
لەکی
登录
会员!
忘记密码!
        
 kurdipedia.org 2008 - 2024
 大约
 随机项目!
 条款使用
 Kurdipedia Archivists
 你的反馈
 用户集合
 大事年表
 活动 - Kurdipedia
 帮助
新项目
统计属性
文章 510,165
图片 102,919
书籍 18,682
相关文件 92,518
Video 1,188
传记
塔拉巴尼
的地方
迪亚巴克尔
的地方
埃尔比勒
图像和说明
正在接受割礼的七岁少女,库尔德斯坦
Движение курдов в районе Koчкири-Дерсим
小组: 文章 | 文章语言: Pусский
Share
Facebook0
Twitter0
Telegram0
LinkedIn0
WhatsApp0
Viber0
SMS0
Facebook Messenger0
E-Mail0
Copy Link0
排名项目
优秀
非常好
平均
添加到我的收藏
关于这个项目,您的评论!
项目历史
Metadata
RSS
所选项目相关的图像搜索在谷歌!
搜索在谷歌选定的项目!
کوردیی ناوەڕاست0
Kurmancî - Kurdîy Serû0
English0
عربي0
فارسی0
Türkçe0
עברית0
Deutsch0
Español0
Française0
Italiano0
Nederlands0
Svenska0
Ελληνική0
Azərbaycanca0
Fins0
Norsk0
Հայերեն0
中国的0
日本人0

Движение курдов в районе Koчкири-Дерсим

Движение курдов в районе Koчкири-Дерсим
Движение курдов в районе Koчкири-Дерсим
М.А. Гасратян д.и.н., профессор
Курды-участники восстания.
В то время как Комитет независимости Курдистана разрабатывал планы вооруженного восстания, бывшие члены Общества возрождения Курдистана, а так же другие курдские лидеры готовили народное выступление в районе Кочкири-Дерсим*1.Следует отметить, что выбор этого района был неслучайным. Дело в том, что, – как отмечал М.В. Фрунзе, – дерсимские курды исповедуют али-илляхизм и, в отличие от других курдов, правоверных, именуются кызылбашами – и настоящие правоверные мусульмане относятся к ним с презрением, тем более, что имеют относительно их верований самые смутные и легендарные сведения. Вообще до последнего времени их держат в загоне… Далее он подчеркивал: Что касается аширатных курдов кызылбашей, то они никакой службы не несли и являлись всегда наименее надежными с государственно-турецкой точки зрения элементом Анатолии.
В начале 1920 г. в текке Хюссейн Аптала в волости Йеллидже (уезд Кангал) состоялось важное собрание курдских представителей, в котором приняли участие главы племен джанбеган, курмешан и другие. Участники собрания единодушно дали клятву начать вооруженную борьбу во имя курдского дела.
В соответствии с решением собрания курды стали собирать оружие в близлежащих районах. В центр движения приходили сообщения о том, что хорошо организованные курдские силы Западного Дерсима численностью в 45 тыс. человек готовы выступить и поддержать движение курдов Восточного Дерсима, что в Элязиге создан филиал Общества возрождения Курдистана и что во всех уголках Курдистана успешно развивается национальное движение.
В июле 1920 г. курдские отряды во главе с Мисто атаковали военные посты в уезде Зара (вилайет Сивас) и захватили в плен турецких солдат и офицеров. В конце июля того же года отставной жандармский офицер и глава племени Мадан Пашо со значительными силами захватили Рефахие (уездный центр вилайета Эрзинджан) и официально провозгласил себя командующим местными курдскими отрядами.
В обстановке непрерывных выступлений против властей Анкары Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) стало принимать законодательные акты, которые должны были карать всякие выступления против кемалистов.
Так, 29 апреля 1920 г. ВНСТ приняло закон о преступлениях и измене родине (Закон № 2). В нем говорилось:
Те, кто совершает мятеж и побуждает к нему других действиями, словами, или враждебными выступлениями в печати и подстрекательскими действиями в отношении законной власти Великого национального собрания, созданного для освобождения халифата, султаната и территории от иностранцев и отражения неприятельских нападений, считаются изменниками (ст. 1); лица, совершившие против родины преступления, приговариваются к смертной казни через повешение (ст. 2) [1, т. I, с. 4-5]. Этот закон широко применялся в отношении курдских повстанцев. Однако правители в Анкаре считали его недостаточным, поэтому 11 сентября 1920 г. ВНСТ приняло закон № 21 о дезертирах. Согласно этому закону учреждались суды независимости, состоявшие из членов ВНСТ, которые должны были судить в соответствии с положениями гражданских и военных законов и в случае надобности выполнять незамедлительно всякие иные карательные функции по отношению к военнослужащим, дезертирам, а также к тем, кто содействовал их дезертирству (ст. 1); приговоры судов независимости были окончательны и все военные и гражданские власти обязывались выполнять их [1, т. I, с. 61]. В дальнейшем компетенции судов независимости были значительно расширены. Наряду с карательными мерами кемалисты использовали различные мирные методы с целью ослабления курдского движения. Так, анкарские власти назначили вождя влиятельного племени кочкири*2 Алишана заместителем каймакама Рефахие, а его брата Хайдара – каймакамом Умрание (вилайет Сивас). Тем не менее Алишан с некоторыми курдскими вождями выехал в Хозат (Дерсим). Здесь в ноябре 1920 г. с участием курдских лидеров Хозата и Чемишкезека состоя¬лось общее собрание, которое приняло решение объединить усилия с целью завоевания национальных прав. В соответствии с этим решением 15 ноября анкарскому правительству было направлено следующее послание:
Срочно ответить дерсимцам, каковы взгляды правительства Анкары об автономии управления Курдистана;
немедленно освободить всех курдов, заключенных в тюрьмы Элязига, Малатьи, Сиваса и Эрзинджана;
отозвать из районов с курдским большинством всех турецких чиновников; срочно ото¬звать турецкие войска из района Кочкири.
В ответ на это послание анкарское правительство направило из Элязига в Дерсим делегацию, которая, признав справедливым требования курдов, советовала им воздерживаться от выступления. Однако курдские руководители прогнали советчиков и через губернатора Элязига 25 ноября 1920 г. направили в ВНСТ за подписью вождей племен западного Дерсима телеграмму, в которой они потребовали создания независимого Курдистана, в соответствии с Севрским договорам и заявили, что в противном случае мы будем вынуждены завоевать это право силой оружия.
На эту телеграмму дерсимцы не получили письменного ответа. Однако для того, чтобы обмануть курдов и виграть время, анкарские власти через губернатора Элязига передали курдским лидерам свое согласие удовлетворить их требования и в то же время начали военные действия против курдского движения в районе Сиваса.
Одновременно с этим они развернули работу, имевшую целью привлечь на свою сторону видных курдских вождей. Так, губернатор Элязига от имени Мустафы Кемаля обнародовал заявление, в котором сообщал, что курдские вожди Мечо-ага и Дияп-ага назначены депутатами ВНСТ от Дерсима, что со всех районов Курдистана в Анкару прибывают курдские представители, что в целом требования курдов будут удовлетворены.
Кроме того, кемалисты назначили еще несколько депутатов в ВНСТ от Дерсима; в том числе Мустафу Зекки-бея, Ремиз-бея, Абдульхака Тевфик-бея, Хасана Хайри-бея*3.
Поверив обещаниям кемалистов, эти так называемые депутаты Дерсима выехали в Анкару и стали орудием в руках М. Кемаля в деле подавления курдского движения в Дерсиме.
Несмотря на соглашательскую политику некоторых курдских лидеров, движение в Дерсиме не прекращалось, и Дерсим фактически не подчинялся турецким властям. Здесь власть по существу находилась в руках видного курдского деятеля Сеита Ризы, который, не возражая в принципе против сотрудничества с кемалистами, требовал удовлетворения национальных прав курдов в рамках единого феде¬рального государства. Эти требования, конечно, не соответствовали интересам кемалистов, и к весне 1921 г сбросив маску друзей курдов, они потребовали от курдских национальных отрядов прекратить сопротивление и сдаться, пригрозив при этом, что в противном случае будет дан приказ об уничтожении всех курских поселений. Чтобы припугнуть курдов, 4 марта 1921 г. командир полка в этом районе полковник Халис-бей арестовал нескольких курдских деятелей в Умрание и под конвоем усиленной роты отправил по дороге в Зара. Однако, узнав об этом, курдский отряд местечка Языхаджи встретил турецкий конвой, разгромил его и освободил арестованных. Этот небольшой эпизод практически означал начало военных действий между кемалистами и курдскими на¬циональными силами.
Разгромив турецкий конвой, курды потребовали от полковника Халиса немедленно, без всяких условий сдать полк, в противном случае вся ответственность за последствия возлагалась на него. Турецкий офицер отклонил это требование, но заявил, что просит разрешить полку вернуться в Сивас. Получив отказ, курды отрядов Махмуда-бея, Азамат-бея и Ашки-бея 6 марта 1921 г. окружили Умрание. Все население этого района помогало повстанцам. После боя, который продолжался сутки, турецкий полк был вынужден сдаться. Специально созданный курдский военный трибунал приговорил полковника Халиса к смерти, и он был расстрелян в центре Умрание, где был вывешен флаг Курдистана.
В результате разгрома турецкого полка курды захватили большое количество оружия, военного снаряжения, а также больше тысячи лошадей и значительной количество мулов. Специально созданная комиссия выдала пленным турецким офицерам и солдатам соответствующие документы и освободила их. Вместе с тем курдам и черкесам, служившим в турецком бою, было разрешено вступать отряды курдских вооруженных сил. Эти события вызвали широкий отклик во всех уголка Курдистана. Вслед за Умрание восстали курды Кочкири, которые вместе прибывшими к ним на помощь отрядом дерсимских курдов из племен Оваджика 8 марта 1921 г. освободили свой район от турок. Курдские вооруженные формирования подавили сопротивление турок в Кемахе и взяли в плен каймакама и командира жандармских войск. После этого они отремонтировали Чертов мост через реку Евфрат, вступили в уезд Куручай, арестовали представителей турецких властей и привели их в Умрание для предания суду. В результате этих действий курды заняли уезды Кангал, Кочхисар, Дивриги, Зара, Рефахие, Куручай и Кемах.
По данным турецкого автора Али Кемали, восстание охватило района площадью около 15 тыс. кв. м. Против турок сражались 15 курдских отрядов, каждый из которых насчитывал от 100 до 1500 воинов. Всего курдские вооруженные формирования насчитывали более 6000 человек.
Имея такую силу и добившись немалых успехов, лидеры курдских повстанцев 11 марта 1921 г. направили председателю ВНСТ телеграмму, в которой требовали создать отдельный вилайет из уездов Кочкири, Дивриги, Рефахие, Куручай и Кемах, большинство населения которых составляют курды, назначить его губернатором местного курда. Несмотря, однако, на более чем умеренный характер этих требований, анкарское правительство отказалось рассмотреть их и удовлетворить.
Вместо этого, оказавшись в трудном положении, оно стало маневрировать, пытаясь политикой кнута и пряника расправиться с повстанцами. Чтобы расколоть курдской движение, оно направило в восточные вилайеты делегацию во главе с председателем кассационного суда, курдом из Битлиса, Шефиком, который в сопровождении некоторых курдских беев района Сивас прибыл 15 марта 1921 г. в курдскую деревню Богазвиран. Он заявил, что является курдом, сторонником курдского движения, наделен правительством всеми полномочиями и прибыл для ведения переговоров с курдскими руководителями. Этот курд, сторонник курдского движения, просил лишь, чтобы до окончания переговоров курды прекратили свои действия против турок. И нужно отметить, что среди руководителей восстания нашлось немало таких же сторонников курдского движения, например Хейдар-бей, который примкнул к Шефику и внес тем самым раскол в борьбу курдов в этом районе.
Между тем, пока шли переговоры, командующий центральной группой войск Нуреддин-паша готовился к действиям против курдов. Так, 12 марта 1921 г. 53-й кавалерийский полк выступил из Йозгата по направлению к Сивасу. Сюда же 14 марта прибыли оперативные батальоны 5-й дивизии в Амасье, а также два батальона 10-го полка 5-й дивизии, находившейся в Мерзифоне. В тот же день командование центральной группой войск приняло решение начать частичную мобилизацию граждан в близлежащих районах. В распоряжение командующего войск центральной группы были переданы жандармские войска, а также части, расквартированные в Сивасе, Йозгате, Амасье, Мерзифоне, Токате, Эрзинджане, Байбурте, Гиресуне, Шабин-Карахисаре, Чемишкезеке, Арабкире и других районах. Собрав эти силы, турецкое командование 15 марта 1921 г. объявило в вилайетах Сивас, Элязиг и Эрзинджан осадное положение.
Вместе с тем правительство, желая выяснить намерения лидеров Дерсима, направило им телеграмму, в которой требовало сообщить, будут ли они продолжать борьбу. В ответ на эту телеграмму руководители дерсимских курдов заявили, что поскольку они знают, что турецкое правительство преследует цель уничтожения курдов, как оно уничтожало армян, они будут продолжать борьбу во имя удовлетворения национальных прав из законной защиты.
Нужно сказать, что озабоченность анкарского правительства положением в Дерсиме была столь серьезной, что оно нашло необходимым снять часть турецких войск с греческого фронта и направить ее против курдов. Так, в частности, в Сивас вскоре были преброшены 14-я кавалерийская дивизия и 13-я кавалерийская бригада. Кроме того, чтобы воспрепятствовать распространению курдского движения на восток и север, правительство перебросило значительные силы в Элязиг и Эрзинжан. Турецкие войска взяли под свой контроль дорогу Сивас-Кангал-Малатья-Элязиг и Сивас-Зара и заняли мосты через реки Евфрат и Мурат, которые соединяли Дерсим с Элязигом, Арабкиром, Малатьей, Эгином и Кемахом, а также все другие важные дороги.
Невзирая на холодную весну, войскам был дан приказ начать активные действия. Особенно ожесточенные бои происходили в районе между Дерсимом и Эрзинджаном. Карательные меры Нуреддин-паши убедили колеблющихся курдских лидеров, что кемалисты не собираются ни выполнять своих обещаний, ни удовлетворять элементарные требования курдов; даже Хейдар-бей перестал верить обещаниям турок и включился в борьбу против них. Сражения происходили на линии Сивас-Кочхисар-Зара и Сивас-Кангал. Все курды от мала до велика, все, кто мог держать в руках оружие -мужчины, женщины, старики и дети – в меру своих возможностей участвовали в боях против турок, отражая одну атаку за другой.
Но силы были неравны. Под давлением превосходящих сил кемалистов повстанцы были вынуждены отступить. Многие курдские руководители пали смертью храбрых. В такой обстановке лидеры повстанцев приняли решение переправить женщин и детей в Дерсим. 24 апреля 1921 г. Хейдар-бей с 2000 человек двинулся в направлении Эрзинджана и Пюлюмюра (т.е. северо-восток) с целью объединения с дерсимцами. Преследуемый турецкими войсками, он вошел у Эрзинджана во владения племен курейшан и балабан; отсюда Хейдар-бей намеревался через горные проходы Пюлюмюр-Мама-хатун войти в Дерсим. Однако вместо помощи вождь племени курейшан Кёр Пашо в угоду турецким властям с отрядом в несколько тысяч человек вышел навстречу Хейдар-бею и заявил, что начнет войну против повстанцев, если они вступят на его территорию. Получив этот удар в спину, отряд Хейдар-бея с боями вернулся в горы Кочкири. где продолжались ожесточенные сражения повстанцев против турецких войск, опустошавших все на своем пути.
Особыми бесчинствами над курдским населением отличались банды Осман Топал-аги. В захваченных курдских деревнях они уничтожили почти все население. Касаясь зверств этого реакционного феодала, выступившего на стороне правительственных войск, М.В. Фрунзе писал: Совсем недавно один из наиболее влиятельных лазистанских вождей Осман-ага с навербованным им отрядом добровольцев-лазов прошел с огнем и мечом взбунтовавшиеся против турок курдские районы Восточной Анатолии.
Имея целью нанести повстанцам решительный удар, Нуреддин-паша решил обезглавить их. Он предложил протурецки настроенным курдским беям Сиваса установить контакты на линии фронта с Хейдар-беем и уговорить его прибыть в Сивас на переговоры. Не отличаясь твердостью, Хейдар-бей и на этот раз дал себя обмануть. С отрядом в 1000 человек он прибыл в штаб командования турецкой армией в Сивасе и вместе с 400 сподвижниками был арестован, остальные 600 воинов его отряда были отправлены в западные вилайеты и перебиты.
Этот новый просчет Хейдар-бея имел роковые последствия для движения курдов. Помимо того, что он ослабил повстанцев, он нанес им и моральный ущерб. Что же касается турецких властей, то их жестокая расправа над курдами имела далеко идущие планы. Одна из них заключалась в том, чтобы предупредить колеблющихся, и, действительно, многие стали отходить от движения. Тающим на глазах силам повстанцев, которыми командовали Алишер, Нури, Сабри, Мемет Али, Джыгыз, Мемо Тарбазалы, Камыл Азиз, Дило, Пашо Аббас и др., не оставалось ничего другого, как отступить с боями в горные районы Дерсима, где их ждали новые испытания.
Это практически означало, что восстание курдов Кочкири потерпело поражение. Командование турецких войск в Сивасе опубликовало сообщение, в котором говорилось, что в результате боев 113 курдов убито и 159 – захвачено в плен. В плен попали и такие предводители курдов Кочкири, как Азамет Бахри-бей, Сабит-бей, ФиликАли, Хамо, Азиз, Таки, Пехли-ван, Хюсейн Ашур и др. В то же время было захвачено 2000 винтовок и другого снаряжения.
После подавления восстания чрезвычайный военный трибунал в Сивасе привлек к суду 400 обвиняемых и приговорил к смертной казни Хейдар-бея, Сеит Азиза и 15 их товарищей, а также заочно — Алишера, М. Нури, Махмуда Мустафа-пашаоглу, Мемо Тарбазалы, Дило, Сабри и 95 других повстанцев. Остальные обвиняемые были по степени виновности приговорены к различным срокам заключения от 5 лет до пожизненного. Из 400 человек лишь 110 были оправданы, но и они были высланы в различные районы страны.
Подавление этого восстания не привело, однако, к спокойствию в Дерсиме. Одной из форм сопротивления турецким властям было непрекращающееся движение за освобождение заключенных. Оно имело ту особенность, что, отправляя телеграммы в Анкару, дерсимцы свои требования подкрепляли военными действиями на линии Эрзинджан-Кемах-Эгин, вплоть до районов Зара и Дивриги. В трудной для кемалистов обстановке, когда нужно было все силы сосредоточить на западном фронте против греческих войско, ВНСТ по предложению М. Кемаля отменило решение чрезвычайного трибунала в Сивасе относительно курдских заключенных, кроме Алишера и М. Нури. Почти все курды, приговоренные к смертной, были отпущены на свободу. Однако амнистия не распространялась не тех курдов, которые не сдались турецким войскам и скрылись в горах. Оставаясь в положении, как их называли в Турции, бандитов, курды не прекращали своей деятельности в Дерсиме, где, по существу, турецкие власти не имели влияния. В Агде, например, находившемся в полной власти Сеита Ризы, развивалось знамя Курдистана, и турецкие власти ничего не могли поделать.
Но одно дело, что турецкое правительство, подавив восстание в Дерсиме, не имело здесь влияния, и другое — что курды не достигли своих целей — завоевания в какой-либо форме национальных прав. В основе поражения курдских выступлений лежал ряд факторов, заключенном в самом характере курдского движения.
Во-первых, следует отметить феодально-племенной характер курдского общества и обусловленный этим уровень национальной консолидации, препятствовавший их объединению в освободительной борьбе. Социальные противоречия в курдском обществе, различия интересов беднейших широких слоев курдов и их верхушки толкали многих вождей племен в лагерь турецких националистов – противников курдского освободительного движения.
Во-вторых, слабость зарождавшейся прослойки буржуазной интеллигенции, которая могла бы успешно бороться за единство всех национальных сил. Восстание в Кочкири во многом было подготовлено членами Общества возрождения Курдистана, однако к тому времени само общество, по существу, уже распалось. Поэтому у курдов не было политической организации, способной руководить восстанием из единого руководящего центра, и дерсимское восстание, при всем своем размахе и значительности, было локальным местным движением.
В-третьих, особо нужно выделить то обстоятельство, что часть руководи¬телей курдского движения, оторванная от своего народа, нередко не понимало его дум и чаяний. Не имея поддержки народных масс, они не только часто предавали движение, но и, не веря в народ, рассчитывали не на него, а на поддержку империалистических держав, а подчас и… кемалистов. В результате судьбы курдского движения часто решались не в борьбе за независимость, а в дипломатических салонах, открывая, таким образом, возможность для всякого рода провокаций вокруг курдского вопроса. Именно этим объясняется, что судьба курдского движения этого периода решалась, в конечном счете, за спиной курдского народа и вопреки его интересам сговором между империалистическими державами с кемалистами на Лозаннской конференции.
Все эти и некоторые другие причины, несмотря на героизм и мужество курдов, предопределили поражение восстания Кочкири-Дерсиме.
*1Дерсим – малодоступная горная мест¬ность, расположенная на высоте 2000 м над уровнем моря и западной части Турецкого Кур¬дистана, между двумя верхними рукавами Ев¬фрата.
*2Курдское племя кочкири исповедовало кызылбашество. Ему принадлежало 135 деревень в уездах Зара, Кангал, Куручай. Оно насчитывало около 10 тыс. человек и имело примерно 2 тыс. винтовок и ружей.
*3Характерная деталь: когда М. Кемаль во время первой мировой войны находился в Диярбакыре, он, чтобы привлечь на свою сторону курдов, создал при своем штабе курдскую роту в национальной одежде под командованием Хасана Хайри-бея. В этой роте приказы отдавались на курдском языке. Это было впервые в истории турецкой армии. Впоследствии по приказу М. Кемаля Хасан Хайри-бей был казнен турецкими властями.
[1]
此项目已被写入(Pусский)的语言,点击图标,以在原来的语言打开的项目!
Этот пункт был написан в (Pусский) языке, нажмите на значок , чтобы открыть элемент на языке оригинала!
此产品已被浏览1,805
HashTag
来源
[1] | Pусский | Журнал Дружба (Dostani). №11.2001. Москва. СС. 32-36
相关文件: 1
挂钩项目: 2
小组: 文章
文章语言: Pусский
Publication date: 11-11-2001 (23 年份的)
书: 历史
城市: Dersim
方言: 俄罗斯
普罗旺斯: 北库尔德斯坦
Technical Metadata
项目质量: 99%
99%
添加( ڕاپەر عوسمان عوزێری 20-02-2022
本文已被审查并发布( هاوڕێ باخەوان )on20-02-2022
此产品最近更新( هاوڕێ باخەوان ):20-02-2022
URL
此产品根据Kurdipedia的美元尚未敲定!
此产品已被浏览1,805
Attached files - Version
类型 Version 编者名称
照片文件 1.0.132 KB 20-02-2022 ڕاپەر عوسمان عوزێریڕ.ع.ع.

Actual
传记
塔拉巴尼
20-10-2013
هاوڕێ باخەوان
塔拉巴尼
的地方
迪亚巴克尔
20-10-2013
هاوڕێ باخەوان
迪亚巴克尔
的地方
埃尔比勒
20-10-2013
هاوڕێ باخەوان
埃尔比勒
图像和说明
正在接受割礼的七岁少女,库尔德斯坦
20-10-2013
هاوڕێ باخەوان
正在接受割礼的七岁少女,库尔德斯坦
新项目
统计属性
文章 510,165
图片 102,919
书籍 18,682
相关文件 92,518
Video 1,188

Kurdipedia.org (2008 - 2024) version: 15.25
| 联系 | CSS3 | HTML5

| 页面生成时间:秒!